30 Капельного - 39 Солнечного, 2603 год
    31.12.2023. Совсем скоро наступит Новый Год, и поэтому мы поздравляем всех вас с приближающимся праздников! Надевайте скорее праздничные наряды и разливайте по бокалам шампанское! В честь этого мы подготовили особое объявление для всех наших игроков! А если хотите приподнять себе настроение и окунуться в праздничную атмосферу, то примите участие в конкурсах: "Царица леса", "Золотая лихорадка" и "Успеть до Нового Года". А для тех, кто только думает присоединиться к нам, мы подготовили специальную акцию - упрощенный прием для всех
    20.06.2023. В этот день, четыре года назад, МиорЛайн впервые начал свою работу, что непрерывно продолжается до сих пор. И в честь нашего дня рождения мы подготовили нашим игрокам замечательные конкурсы: «Яркие букеты», «Лекарство от скуки» и «Фанты». А для тех, кто еще не решился заглянуть к нам, мы подготовили упрощенный прием анкет! А если хотите подробнее узнать о том, что же происходит на форуме, то можете посмотреть все в объявлении.
    04.02.2023. День влюбленных не за горами, а вместе с ним мы подготовили для вас особый конкурс, где сможете найти свою истинную любовь! Для тех, кто только планирует к нам присоединиться, мы также приготовили небольшой подарок - акцию на упрощенный прием, ведь изучать этот мир вместе гораздо интереснее! Об остальном вы, конечно же, можете узнать в объявлении.
    31.12.2022. До Нового Года остались считаные часы, и поэтому мы в честь грядущего праздника подготовили объявление для всех наших игроков! И устроили два конкурса, "Тайного Санту" и "Праздничную ель", для тех, кто хочет окунуться в праздничное настроение с головой! А если этого все равно мало, то надевайте праздничные аватарки и поздравляйте всех и каждого с приближающимся Новым Годом! Ведь праздник уже совсем близко!
    20.06.2022. Ровно три года назад распахнул свои двери для всех, и сегодня мы празднуем День Рождения форума! Поздравляем всех! В честь такого умопомрачающего события мы подготовили чувственное объявление, упрощенный прием для всех-всех, а также три классных конкурса, чтобы каждый смог отдохнуть душой и повеселиться! С днем рождения нас!
    10.02.2022. В честь приближающего праздника Дня Влюбленных мы открыли вам тематические подарки и подготовили небольшой конкурс, который зарядит вас только самыми позиnивными эмоциями! Спешите участвовать!
    23.12.2021. Всех с наступающим Новым Годом! Несмотря на все трудности, этот год оказался богатым на множество замечательных событий, которые не скоро забудутся! В честь приближающегося праздника мы решили провести два конкурса: на лучшую елку и с предсказаниями! А также ввели упрощенный прием, который продлится достаточно долго! Ну и, конечно же, ознакомиться со всем остальным можно в объявлении.
    Имя: Лилит Берглиф
    Раса: человек
    Возраст: 35 лет
    Род деятельности: командор секретного корпуса Спектра Диорис
    подробнее
    Имя: Илион Саврин
    Раса: ремуо
    Возраст: предположительно 30 лет
    Род деятельности: лидер Смертельных Всадников
    подробнее
    Имя: Тэрис
    Раса: ремуо
    Возраст: предположительно 27 лет
    Род деятельности: член Смертельных Всадников, правая рука Илиона
    подробнее
    Имя: Зерим О‘Вертал
    Раса: эльф
    Возраст: 175 лет
    Род деятельности: юстициар, Смотрящий
    подробнее
    Имя: Альтаир Гервир
    Раса: безродный
    Возраст: 40 лет
    Род деятельности: виконт, владелец шахт по добыче железа, меди и камней Оршла
    подробнее
    Имя: Велвет фон Улиан
    Раса: человек
    Возраст: 32 года
    Род деятельности: овдовевшая графиня
    подробнее
    Имя: Элн Кайнилл
    Раса: человек
    Возраст: 21 год
    Род деятельности: младший сын графа, гений пера
    подробнее
    Имя: Дарт Саорис
    Раса: человек
    Возраст: 34 года
    Род деятельности: герцог, советник короля
    подробнее

    МиорЛайн

    Информация о пользователе

    Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


    Вы здесь » МиорЛайн » Воспоминания о прошлом » Легенда о цветке Айрено


    Легенда о цветке Айрено

    Сообщений 1 страница 15 из 15

    1

    https://forumupload.ru/uploads/0018/e2/2e/107/96671.png

    Инитос и Мертвая пустыня

    https://forumupload.ru/uploads/0018/e2/2e/107/188334.png

    19 Листопадного, 2599 год

    Сахиша Шер, Кирэн Эс`Лаймир

    Все зверолюди, родившиеся в объятиях жаркой пустыни и вскормленные испепеляющими лучами огненного солнца, знают множество легенд, сказаний и поверий. И среди них, этого вороха историй, есть сказ о таинственном цветке Айрено, что распускается лишь тогда, когда чернильное полотно ночи озаряется светом багряной луны.
    Найти его непросто, ведь он растет в густой траве близ затерянного оазиса, раскинувшегося среди огромных песчаных дюн, но возможно. Поэтому каждый раз, как только ночное небо озаряется алым светом, на его поиски отправляются множество зверолюдей, отчаянно жаждущих заполучить в собственные лапы столь редкий цветок, ведь благодаря ему можно обрести вечную любовь.

    Отредактировано Сахиша Шер (14.04.2023 12:29:23)

    +3

    2

    Я, подняв голову, пристальным взглядом впивалась в темно-карие глаза зверолюда-льва, что стоял возле стены и хмуро смотрел на меня в ответ; мускулистые руки-лапы были скрещены на груди, а внизу, гоняя песок и городскую пыль, мельтешил нервно дергающийся хвост. Я, вдохнув холодный ночной воздух, крепко сжала руки в кулаки, пытаясь успокоить шумно бьющееся от волнения сердце.

    - Ты точно уверена, что хочешь пойти?

    - Да, я в этом уверена, - горячо выдохнула я, сделав небольшой, но уверенный шаг вперед – к зверолюду. - Поэтому, Мунорат, я прошу тебя, возьми меня с собой.

    - Просто… - он замялся, запустив руку в густую гриву, и отвел растерянный взгляд в сторону – думал: - Я не смогу взять тебя, потому что уже договорился с Харном, а Гиацинт не сможет повезти больше двух зверолюдей на себе – для нее это уже слишком тяжело.

    - Тогда вполне вероятно, что кто-то сможет взять? Не все же придут парами! Кто-то точно будет один, – не унималась я, продолжая словесно наступать на льва. – Просто скажи мне, где вы собираетесь. Я смогу с кем-нибудь договориться.

    - Тебе это точно надо, Сахиша? Лансер он… - Мунорат неожиданно смолк – крепко сжал губы, пытаясь осторожно выловить из потока сознания подходящие слова, - ты его просто не знаешь.

    - Да, мне это действительно нужно.

    И зверолюд, не выдержав моего решительного напора, сдался: устало выдохнул и, поднеся мощную лапу к лицу, потер переносицу – собирался с мыслями. А я замерла, навострив уши и затаив дыхание. Напряженные руки – ближе к груди, пальцы между собой – в замок. И только охваченное волнением сердце не могло успокоиться – продолжало бросаться о ребра, будто бы желая выпрыгнуть из груди.

    - Через три дня, когда алая луна взойдет на небо, ты должна быть у расколотого валуна на западе от Инитоса. Ты знаешь, как до него добраться, - зверолюд-лев поднял с земли набитую вещами сумку. Так что… увидимся с тобой через три дня, Сахиша, - и хотел было уйти, скрыться в одном из переулков Инитоса, но почему-то продолжал стоять на месте, нервно подергивая хвостом. И только спустя мгновение произнес:   - И пусть предки благословят тебя и твое решение.

    ***

    Сухой ветер, безустанно рыскающий среди песчаных барханов, теребил мою накидку-пыльник, пытаясь сорвать с головы капюшон; он, будто бы негодуя, яростно дул – и плевался мелким песком – мне в лицо, вынуждая то прищуриваться, то отворачиваться. Шагать было тяжело: лапы, обмотанные тканью, что служила многим зверолюдям «обувью», увязали в песке, однако я продолжала уверенно идти к месту встречи – расколотому валуну.

    Я остановилась. Подняла голову наверх, чтобы вновь встретится взглядом с алым ночным светилом, и тотчас ощутила, как колючее волнение мелкими мурашками пробежалось по телу, поднимая шерсть колючими иглами на загривке. «Алая ночь…» - невольно сорвалось с моего языка и растворилось в пустоте Мертвой пустыни. Я перехватила потрепанный ремень сумки крепче. Если сказания правдивы, если они не врут… Именно сегодня, в Алую ночь, я смогу попробовать отыскать цветок Айрено, отвар из которого способен даровать влюбленным вечные чувства друг к другу.

    Я навострила уши – уловила вдалеке раскатистое эхо драконьего рыка. И, поправив старую накидку, возобновила свой шаг. Место встречи всех зверолюдей, решившихся отправиться на поиск волшебного растения, было совсем близко.

    ***

    Дюжина – или даже больше – драконов, могущественных крылатых ящеров, шумно дышали и топтались на месте: многие из них, издавая утробное урчание, вскидывали шипастые головы и били хвостами по песчаной земле – были возбуждены. В точности как их хозяева, готовые в любой момент сорваться с места и ринуться на поиски заветного растения вглубь пустыни. Но все продолжали покорно стоять на месте – ждали. Ждали, когда багряная луна взойдет в зенит. Ведь только тогда цветок Айрено, спящий долгие годы в густой листве других растений, сможет наконец-то распуститься.

    Вокруг меня – десятки зверолюдей, чьи лица не были знакомы, хоть я и отчаянно пыталась разглядеть в ночной полутьме знакомые черты, - все было напрасно. Мне оставалось лишь невидимым призраком слоняться меж незнакомцев и внимательно изучать их. Волки, лисы, быки… Как вдруг я увидела краем глаза черный силуэт, что значительно отличался ото всех: был щуплым и… без хвостов и ушей? Я остановилась и сразу же прищурилась, отчаянно пытаясь разглядеть сквозь толпу незнакомца. Достаточно было одной лишь мысли, чтобы странное чувство, схожее с удивлением и неверием, кольнуло где-то в груди.

    Неужели это был… человек? Среди нас? Интерес, тотчас разжегшийся озорным пламенем внутри моей души, хотел было подтолкнуть меня сделать шаг вперед, навстречу к этому незнакомцу, чей размытый ночной силуэт напоминал человеческий, но не смог. Меня громко окликнул знакомый голос, грозно выбившийся из всеобщего гула, и я, недолго думая, обернулась.

    Ко мне, протискиваясь сквозь толпу зверолюдей, уверенно шел Мунорат, а вместе с ним – зверочеловек-медведь по имени Харн. Лучшие друзья с детства и успешные ученики военной академии, которые всегда вызывали у меня улыбку. И этот раз также не стал исключением.

    - Ты все-таки решилась, - произнес Мунорат, подходя ближе ко мне.

    - Да. Я не могла иначе, - я, приподняв голову, улыбнулась. - Привет, Харн. – Медведь глухо заурчал, выражая свое согласие, и едва заметно кивнул головой. – Для меня это правда важно.

    Мунорат ничего не ответил, лишь нахмурился, позволив едва уловимому напряжению повиснуть в воздухе. И это не устраивало лишь Харна.

    - Слушай, а ты нашла себе пару-то? – спросил зверолюд-медведь, с интересом оглядываясь по сторонам и выискивая поблизости моего вероятного напарника. - Ну, в смысле, с кем лететь-то будешь. Не пешком же через всю пустыню пойдешь!

    - Еще нет, - смущенно ответила я, позволив неловкой улыбке проявиться на лице. – Но, думаю, я еще успею найти кого-нибудь, здесь много зверолюдей, которые…

    - А давай я тебя познакомлю кое с кем! – резко перебил меня Харн и неожиданно схватил меня за руку, и я никак не успела возразить – только широко распахнула глаза от удивления. Он тоже один, да и дракон у него есть! Это ж удача какая, что он решился сюда прийти!

    - Погоди… - тотчас попыталась я осадить крупного зверолюда, охваченного странным ликованием, и вырвать свою руку из его крепкой хватки, но не успела: Харн, подобно Королю Пустыни, напролом потащил меня сквозь гудящую толпу и повел меня… к тому самому человеку, которого я увидела лишь краем глаза?

    +1

    3

    Ещё несколько лет назад он назвал бы смельчаков, ищущих цветок Айрено в Алую ночь, не иначе как безумцами. И сейчас, стоя чуть в стороне от разбившихся на кучки зверолюдей, Кирэн ощущал себя примерно таким же. Мерцающие огоньки Инитоса давно остались позади, уступая свои владения Мёртвой пустыне, для которой зверолюди, сколько бы их не было, - лишь очередные песчинки. Волки, львы, крупный скот, прочие красавцы и красавицы, все как на подбор сошлись здесь ради призрачных гарантий вечной любви, что бы не означало это дивное словосочетание. Не нужно быть великим алхимиком, чтобы понимать, что вряд ли существует цветок или отвар, способный обеспечить подобное. Но растение стало символом, символом любви и всех трудностей, которые зверолюди готовы преодолеть ради неё же.
    Как оказалось этой ночью, не только зверолюди. Кирэн считал, что примерно представляет, как себя чувствуют статуи на главных площадях города. В Инитосе представителей других рас было мало, да и те чаще всего оказывались торговцами или путешественниками. Соответственно, даже самый габаритный зверолюд в толпе не ощущал на себе столько чужих взглядов, сколько их гуляло по силуэтам обычнейших людей или эльфов. Иногда те взгляды были просто заинтересованными, иногда откровенно недружественными, мол, что вы забыли в нашем городе, но от лишнего внимания было в любом случае не скрыться.
    Сборище авантюристов при свете алой луны не стало тому исключением. Уже привычно игнорируя тот или иной поворот морды в его сторону, Кирэн постепенно ушёл в свои мысли, присматриваясь к бескрайним пескам вдали и гадая, что же их там ждёт. Поэтому, когда в его сторону бодрым шагом направился громадный медведь, первым насторожился даже не юноша, а его дракон, отдыхающий рядом. Чтобы оказаться здесь, ящеру первым делом пришлось оторваться от вездесущих слуг Тавиля Эс'Лаймир, что само по себе было достойно уважения и передышки. Молодому, маневренному дракону такое задание предоставилось не впервые: казалось, он сам уже прекрасно знает, что делать. Конечно же, Брэйт то и дело куда-то исчезал. Элияру, в свою очередь, ночные полёты приходились по душе, а чтобы полетать спокойно, сначала нужно было сбросить надоедливый хвост.
    Передохнув, ящеру уже не терпелось снова покорять небеса, но мальчишка рядом всё медлил, словно чего-то ожидая. Неужто сего прямоходящего медведя?
    - Здорово, Кирэн! Это моя подруга Сахиша, - сообщил Харн, вытаскивая из-за своей спины  юную лисицу, которую ранее тянул за собой за руку, - и она тоже пришла сюда одна, да ещё и без дракона, - оживлённо вещал медведь.
    "Как глупо и непредусмотрительно с её стороны", подумал Кирэн, но говорить этого вслух, конечно же, не стал.
    - Сахиша, это...
    - Кирэн, - коротко представился юноша, откинув капюшон накидки, под которым скрывалась вовсе не морда, а самое настоящее эльфийское лицо. Более того, внаглую улыбающееся, словно интерес Сахиши был для него ожидаемым фактом. Такой улыбкой артисты одаривают свою публику после хорошо выполненного номера, а тут и выполнять ничего не пришлось. Ну, кроме того, что эльфийский юнец незаметно одолжил дракона своего братца и удрал от отцовского надзора, но на лбу у него таких фактов не написано. Зато того, что в этот день Кирэн как минимум один раз с кем-то подрался, пусть ему и не сильно досталось, Сахиша не могла не заметить, ведь скрывающей ссадины шерсти предки эльфам не даровали. Оттого некоторые зверолюди и называли их лысыми, хотя сбрить налысо доходящие к плечам светлые волосы Кирэну и в голову не пришло бы.
    - ...он один из наших новичков в академии. Но как для новичков и... эльфов, они с братом справляются очень даже хорошо, - усмехнулся медведь, - это же его дракон? Для такого зверя наверняка не будет проблемой подвезти на одну лису больше, - Харн перевёл взгляд на Элияра, смотрящего на подошедших зверолюдей с долей недоверия. Выглядел чёрно-золотистый ящер внушительно, не под стать собственной драконице Кирэна, которая ночью вряд ли смогла бы кого подвезти. Всё же, у солнечного элемента были свои слабости. А ещё нежелание конкретной драконицы подпускать чужаков, но, видимо, Сахише сегодня повезло.
    - Какой проблемой, ты чего? Мы только рады компании, правда, Элияр? - Кирэн всё с той же улыбкой потрепал дракона за загривком, на что Элияр отозвался негромким урчанием. Безупречный варканский эльфа давал понять, что перед зверолюдьми, как бы удивительно это не было, такой же местный житель Цветка пустыни, как и они сами. А вот лжец из него был не слишком искусный, поэтому приходилось отталкиваться от фактов. В целом, компания зверолюдей предоставляла возможность не отправляться в пустыню совсем одному, поэтому их присутствие радовало. Знакомиться с Сахишей настолько близко хотелось уже меньше, но Харн остался довольным ответом:
    - Вот и славненько! Ух, Луна уже высоко, пойду-ка я обратно поискать Мунората. Пусть предки будут на вашей стороне! - отсалютовал медведь, прежде чем снова нырнуть в разношёрстную толпу.
    - На стороне нас всех, - приличия ради бросил Кирэн ему вслед. Спорить со зверолюдом он не хотел, но смотря на то, как девчонка таращится на Элияра, быстро убеждался, что полёт будет непростым.
    - Тебе помочь подняться наверх? - спокойно и вполне дружелюбно спросил эльф, пропуская более важные вопросы вроде того, не будет ли этот полёт первым в её жизни. Некоторые зверолюди уже взобрались на своих ящеров, нетерпеливо топчущихся на песке. Тянуть было некуда. Кирэн снова накинул свой капюшон, не желая больше подставляться порывам сухого ветра.

    Отредактировано Кирэн Эс`Лаймир (05.07.2023 20:38:23)

    +1

    4

    Провалиться, как же мне хотелось провалиться сквозь землю, в безумной спешке зарыться под толщу песка, словно я — испугавшийся солнечного света Король Пустыни, однако вместо этого могла лишь несмело упираться, пытаясь вырвать собственную руку из крепкой хватки Харна. Только вот все мои попытки освободиться оказались бессмысленными, и я вскоре оказалась перед… эльфом? Смущение, которое растекалось по всему телу, тотчас сменилось неприкрытым удивлением: здесь, в царстве золотых песков, представители других рас были редкостью, и если ещё в порту можно было иногда встретить загоревших и хорошо сложенных людей, то настоящего эльфа… я видела впервые.

    Как только наши взгляды — а я, позабыв о всяких правилах приличия, беззастенчиво рассматривала юношу перед собой, внимательно изучая его черты лица (и не только), не присущие зверолюдям — случайно пересеклись, я тотчас отвела его в сторону, а по коже — леденящий след мурашек, от которого шерсть слегка привстала дыбом на загривке. В сердце тотчас заворочалось едкое ощущение, будто бы меня поймали на чем-то постыдном, неправильном.

    Представиться, как и объяснить свою ситуацию, не позволил Харн: зверолюд сам все объяснил, как посчитал нужным, и потом оставил меня и Кирэна наедине, желая подготовиться к скорому полету вместе с Муноратом. Я снова посмотрела на эльфа, ощущая горечь неловкости, медленно заполонявшую пространство между нами, на корне языка. Затаила на краткий миг дыхание, собирая крупицы собственной храбрости, и заговорила:

    — И-извини, ты так хорошо говоришь на варканском, что я даже растерялась, — на лице проступила виноватая улыбка, скрыть которую у меня не получалось. — Просто впервые вижу эльфа. И ты прямо все понимаешь? Всю нашу речь?

    В голове роилось множество вопросов, что донимали меня хлеще надоедливых мух, однако почти все они так и остались не озвученными — застряли невидимым комом в горле, едва до моих ушей донесся возбужденный рык драконов и шелест их кожаных крыльев. Я тотчас обернулась: зверолюди забирались на спины огромных ящеров и уверенно взмывали вверх, растворяясь в чернильном тумане ночного неба. От их оглушающих хлопков тотчас поднялся в воздух холодный песок, и я незамедлительно прищурилась, прикрывшись рукой от потоков ветра.

    Нужно было отправляться.

    И только сейчас я обратила внимание на дракона, что все это время стоял рядом с эльфом: высокий и мускулистый ящер, чья черная, словно сама тьма, чешуя была разбавлена золотыми брызгами; его янтарные глаза внимательно следили за каждым моим движением, словно пытаясь понять, друг я или враг. От этого мне стало не по себе: легкий страх начал опутывать моё сердце, заставляя то биться чаще, быстрее. Я сделала неуверенный шаг к зверю, и тот сразу же отшатнулся от меня, недовольно взмахнув хвостом. «Не доверяет…» — промелькнуло в собственных мыслях.

    — Да, буду рада помощи, — тихо ответила я, посмотрев на Кирэна; уши сами виновато прижались к голове. — Видимо, твой дракон не слишком хочет везти кого-то помимо тебя.

    Говорить о том, что это будет мой самый первый полет, мне не хотелось — побоялась, что эльф не захочет возиться с той, кто ни разу не был в седле. Поэтому молча проглотила свой страх, клокочущий в груди, и вновь сделала шаг вперед, к дракону, которого успокаивал Кирэн. Замерла на мгновение, дожидаясь дальнейших действий эльфа, а затем приняла его помощь. Однако не успела я поставить ногу в стремя, как чёрно-золотой дракон недовольно фыркнул и резко дернулся в сторону, выбивая единственную опору из-под ног.

    0

    5

    - Так точно, прямо всё понимаю, - Кирэн с задором отозвался на вопрос лисы по поводу варканского. Её неловкость забавляла юношу; то, как Сахиша мило улыбалась и отводила взгляд, позволяло его собственной улыбке расцветать ярче и ярче. От мыслей о том, сколько раз зверолюди ставили себя в неудобное положение, предполагая, что другие расы не понимают "их язык", становилось и вовсе трудно сдержать смех.
    - Я вырос в Инитосе. Но даже среди приезжих знание языка - не такая уж редкость. Не стоит нас недооценивать, - вполне терпеливо объяснил эльф, всё ещё смотря на Сахишу так, будто ему только что удалось провернуть хорошую шутку. Возможно, в другой обстановке он был бы и не прочь удовлетворить любопытство зверолюдки, во взгляде которой читалось ещё множество неотвеченных вопросов. Вот только на обусловленное место все они пришли не просто общения ради: первые всадники уже поднимались в воздух, доверяясь мощи драконьих крыльев. Издали их действия казались слаженными, словно алая луна превращала всех собравшихся в причастных к своей тайне.

    Элияр наблюдал за крылатыми собратьями немного лениво. Доля надменности плескалась в янтарных глазах и тогда, когда их взгляд изучал прямоходящую лису внизу. Интересную же спутницу выбрал себе Кирэн. Неуверенность её жестов не скрылась от внимания дракона. Он не стал ни ворчать, ни отпираться, когда молодые люди подошли ближе и эльф выдал парочку общих, ничего особенного для Элияра не означающих фраз. Ящер находился в вполне себе устойчивом душевном равновесии, если применять к нему людские определения.
    Но насколько устойчиво равновесие двуногих?..
    Лиса, пусть и с помощью эльфа, уже почти оказалась в седле. Всего одно непредусмотренное движение - и собравшаяся покорять небеса соскользнула по чешуйчатому боку, не удержалась, свалилась обратно вниз.

    Кирэн не ожидал такой резкой перемены. Юноша отвлёкся, посчитав, что Сахиша уже наверху: его внимание в последний момент перекочевало к другим всадникам, направляющимся вглубь пустыни. Перехватить зверолюдку он успел, а вот равновесие потерял, сбитый с толку (да и с ног) навалившейся грудой рыжего меха. В итоге оба упали на песчаную землю, что незамедлительно вызвало гогот других зверолюдей, находящихся чуть дальше. Элияр тоже был доволен своей выходкой: вместо восседать на его крепкой спине, лисица теперь оказалась на распластавшемся на песке мальчишке, вот пусть он её и катает, если такова его воля.
    Сам же Кирэн, наконец, разделил неловкость и смущение Сахиши, теперь находящейся слишком уж близко. Однако, смаковать неудачу и насмешки было некогда. Едва слышно кашлянув, эльф аккуратно отстранил лису, сдвинув её на песок рядом. Затем поднялся на ноги и протянул ей руку помощи, смотря, как всё больше драконов исчезает вдали.
    - Элияр. Кто тебя учил так обходиться с дамами? - в тоне отряхивающегося Кирэна скользил нескрываемый упрёк, но разлившуюся внутри реку раздражения нужно было держать в берегах. Всё же, нельзя позволить ящеру установить хозяином ситуации себя. Саму же "даму" награждать комментариями Кирэн не стал, ведь лисица выглядела перепуганной ещё тогда, когда ничего произойти не успело.

    С помрачневшим настроем двоица предприняла ещё одну попытку усадить лису на дракона. И закончилась она примерно тем же, лишь с той разницей, что в этот раз эльф готовился ко всему и успел поймать зверолюдку в свои объятия.
    - Держу-держу, не бойся, - шепнул он Сахише, опуская её на песок безо всякого недовольства, но для себя решил, что дальше так дело не пойдёт.
    Обойдя ящера, Кирэн остановился перед его наглеющей мордой и медленно, словно они и не остались на песке чуть ли не последними, проговорил, вглядываясь в янтарные глаза напротив:
    - Ладно, смотри: есть только два варианта. Либо мы летим домой, сразу же, либо летим дальше в пустыню, но с ней, - варианта, в котором Элияр совсем откажется подчиняться, эльф не допускал. Дракон никак не отреагировал на его слова, делая вид, что их отнёс вдаль сухой пустынный ветер.
    Так просто сдаваться чешуйчатый зверь не собирался. Когда Кирэн сам взобрался наверх, оставив Сахишу на земле, Элияр подскочил на месте, затем прогнулся в спине,  сделал рывок вперёд, назад... Одним словом, ударился в баловство, призванное стряхнуть двуногого туда, где ему самое место.  Даже на дыбы встал с рыком, и без слов объясняющим, как сильно ему надоела эта странная затея. Но к тому моменту эльф уже сидел в седле и держал поводья слишком крепко, да ещё и дополнительные крепления не позволяли избавиться от него, как от надоедливой мухи. Лишь наверняка убедившись, что скинуть всадника у него не получится, Элияр наконец успокоился и затих, словно принял простую истину: мальчишка никуда не денется.
    Ровно как и лисица.
    - Подойди ближе, - распорядился Кирэн, не уточняя, кто именно должен был приблизиться, - Ещё, - и только когда зверолюдка снова оказалась у самого драконьего бока, провернул задуманное, радуясь, что Сахиша именно лиса, а не медведица или корова. Склонившись к ней так низко, как только представлялось возможным, эльф подхватил девушку и вытащил её наверх, усаживая перед собой. Элияр, на удивление, препятствовать не стал, лишь негромко фыркнул, напоминая о своих ущемлённых чувствах.
    Все наконец оказались на своих местах и оставалось лишь одно: полёт следом за силуэтами, маячащими на фоне тёмного неба. Кратко разбежавшись, дракон в несколько взмахов мощных крыльев преодолел расстояние, делящее его от нужной высоты.
    Дожидаться их никто из разношёрстной компании не стал.

    Отредактировано Кирэн Эс`Лаймир (30.08.2023 21:38:28)

    +1

    6

    Мир резко накренился, меняя местами небо и землю: я, не сумев удержаться руками за седло — только оцарапала собственными когтями от испуга жесткую кожу — повалилась на землю, в объятия холодного песка и… эльфа, попытавшегося меня перехватить и точно также не удержавшегося на своих ногах. Ощущая под собой тепло тела юноши, что точно также хотел подняться, моя шерсть тонкими иглами начала топорщиться, а лицо будто бы вновь лизнул эфемерный огонь. За спинами — веселый гогот, всколыхнувший во мне новую волну неуправляемого смущения.

    — Прости! — тотчас произнесла я, в спешке слезая с Кирэна, едва почувствовала на своем плече его ненавязчивое прикосновение-просьбу. — Это я, наверное, не очень удачно ухватилась, — я хотела было подняться и отряхнуть свою одежду, в складки которой уже въелась пустынная пыль, как неожиданно увидела перед собой протянутую руку; удивленный, хоть и все ещё смущенный взгляд скользнул по лицу молодого эльфа. — Спасибо тебе, — тихо произнесла я, принимая помощь нового знакомого.

    Неловко. Мне было неловко за произошедшее, и эти чувства отчетливо читались в прижатых к голове ушам, поджатом хвосте и пальцах, что острыми когтями впивались в плотный подол мантии. Поднимать полный смущения взгляд на эльфа не хотелось, но громкие хлопки мощных драконьих крыльев, раздавшиеся подобно грому над головой, вывели меня из оцепеняющего ступора: я тотчас обернулась и проводила растерянным взглядом драконьих всадников, медленно растворяющихся в ночной мгле под светом алой луны. В груди неприятно заныло, словно обжорливый червь копошился в сердце.

    — Давай попробуем ещё раз? — стараясь скрыть виноватые нотки в голосе, обратилась я к Кирэну; уголки губ слегка приподнялись. — Я постараюсь крепче ухватиться.

    Только вот даже новая попытка взобраться на мощную драконью спину обернулась такой же сокрушительной неудачей, как и первая: черно-золотой дракон ярко показывал своему хозяину нежелание везти двоих наездников, пресекая любые наши попытки на корню — резко отстранялся и брыкался, выбивая «опору» в виде стремени из-под моих лап. Я, кратким кивком поблагодарив молодого эльфа за очередное свое спасение, положила ладонь на свое плечо и слегка сжала пальцы. Взгляд — вниз, в собственные лапы, усыпанные мелкими песчинками. Поджатые губы вытянулись в тонкую нить, что едва заметно подрагивала.

    Рядом с нами — лишь пустота, призрачное присутствие тех, кто уже давно взмыл в воздух, и от этого на душе разливалось тянущее чувство отчаяния, разочарования… И с этим мне не хотелось мириться. Моё отчаянное желание заполучить цветок, способный подарить нам с Лансером вечную любовь и счастье, переполняло меня и ослепляло, но найти кого-то, кто согласился бы взять меня, обычную девушку, на поиски цветка Айрено было практически невозможно. Пальцы, легшие на плечо, сжались чуть сильнее, и я почувствовала слабую боль от собственных когтей, прорезавших ткань накидки. Глаза начало неприятно щипать от подступающих слез. На что я надеялась, придя сюда?

    Ответить на свой же вопрос, раздавшийся в собственных мыслях, я не успела, так как то, что произошло перед моими глазами, повергло меня в потрясение: Кирэн, решивший совладать с нравом горделивого дракона, взобрался к нему на спину и стойко выдерживал все его баловство, крепко держа того за поводья; чешуйчатый зверь с недовольным ворчанием выгибался, скакал, словно непоседливый жеребенок, пытался скинуть с себя всадника, но тот искусно держался в седле. Вокруг них — густое облако пыли. Я завороженным взглядом и с замершим дыханием следила за противостоянием дракона и эльфа, пока один из них не сдался и не примирился с собственной судьбой. И это был дракон Элияр.

    — Ого… — с долей нескрываемого восторга выдохнула я, подходя ближе к Кирэну. — Это было… поразительно! — но только невольно замерла в шаге от усмиренного дракона, окинула его настороженным взглядом, а после посмотрела на восседающего в седле эльфа; сердце оцарапал невидимыми когтями легкий страх. — А… Твой дракон всегда такой? И… он не подумает нас точно так же в воздухе сбросить?

    Где-то вдалеке раздался гулкий драконий рык, и его отголоски гулким рокотом прошлись по всей пустыне, вынудив меня обернуться и уставиться в ночную темноту, выискивая на черном небе размытые силуэты драконьих всадников; навострившиеся уши, что скрывались под капюшоном накидки, едва заметно дернулись. Я, сделав глубокий вдох, вновь перевела свой взгляд на Элияра и Кирэна. По спине — мелкая волна мурашек, поднявшая колючие иглы шерсти, а сердце, охваченное легким испугом, забилось в груди быстрее, чаще. С губ — шумный выдох. Нужно было отправляться.

    Я, стараясь подавить бурлящее внутри души волнение, подошла к черно-золотому питомцу эльфа ближе и тотчас слегка отстранилась, когда тот лениво переступил с лапы на лапу. Прижав уши к голове и руки ближе к груди, на мгновение затаила дыхание, опасаясь очередного буйства дракона, однако крылатый зверь покорно стоял на месте. Я, набравшись храбрости, сделала шаг вперед, ещё ближе к дракону, и забралась на его чешуйчатую спину. Правда, не без помощи Кирэна, успевшего подхватить меня и посадить перед собой.

    — Спасибо, — смущенно произнесла я, крепко ухватываясь за седло и прижимая ноги ближе к туловищу зверя.

    В следующее мгновение все произошло слишком быстро, прежде чем я успела что-либо осознать: отталкиваясь когтистыми лапами от мягких барханов пустыни, Элияр разбежался и, сделав несколько оглушающих взмахов крыльями, резко взмыл в воздух, оставляя за собой вихрь из танцующих песчинок. От этого рывка по телу прошлась невидимая волна холода, а плененное страхом сердце забилось ещё быстрее: я сжалась, словно тугая пружина, и вцепилась когтями в кожаное седло ещё сильнее. Зажмурилась, страшась увидеть, как земля и небо поменялись местами, и сорваться вниз подобно тяжелому камню, но… этого не было. И я, все ещё цепляясь когтями за седло, осторожно приоткрыла глаза.

    Под крыльями дракона стелилась бескрайняя пустыня, лишенная всякой жизни: вокруг не было ни высоких деревьев, ни извилистых рек, ни стай кочующих животных… Только золотой песок, украшенный легкой рябью и едва заметным отблеском алой луны, воцарившейся высоко на чернильном небосводе.

    — Потрясающе! — восторженно произнесла я, всматриваясь в бескрайние пески пустыни.

    +1

    7

    В какой-то момент Кирэну и самому показалось, что все его усилия напрасны и придётся возвращаться домой. С позором неудачи, в худшем случае ещё и пешком. Но вот уже они поднялись в воздух - он, Элияр и, конечно же, Сахиша. Стоило отдать лисице должное за то, что она не отступила и не сбежала, хоть это более умным решением для неё и более удобным для эльфа. Дракон же, оказавшись в своей стихии, вёл себя так, будто и не было никакого сопротивления с его стороны всего несколько минут назад. Получив команду нагнать остальных всадников, Элияр охотно и вполне успешно принялся её исполнять, сокращая расстояние между ними с завидным задором. Тем не менее, Кирэн старался не терять бдительность и поводья держал по-прежнему крепко.
    Лисица же в каком-то роде оказалась предоставленной самой себе. Ещё на земле эльфу не было никакого дела до её душевных метаний. Он добивался своего, лишь ненадолго задерживаясь из-за драконьего упрямства, а зверолюдка была ровно таким же обстоятельством, препятствием, но не более того. И сейчас Кирэн словно не замечал, как она вся сжалась, вцепившись в седло. Если его что и беспокоило в данной ситуации, так это благосостояние самого седла, а присутствие Сахиши прямо перед носом юноша упорно игнорировал, тем внимательнее следя за движениями дракона. Так было проще избежать неловкости и ощущения собственной уязвимости, которое неуклонно несла с собой непосредственная близость чужого тела. Благо, что хоть со спины, да и Сахиша сама не стремилась напоминать о себе, но последнее упомянутое счастье длилось недолго.
    Видимо, оцепеняющий страх отпустил юное создание из своих когтей, превращаясь в приятную щекотку адреналина и даже некоторый восторг от увиденного. А посмотреть здесь действительно было на что. Вернее, не было, и в том был весь шарм пустыни. Бесконечные пески стали совсем непохожими на свою раскалённую дневную ипостась, больше напоминая холодную бездну тёмных морских волн. Зрелище занятное, спору нет. Кирэну и самому редко выпадала возможность полетать ночью, тем более под алой луной. Но разве они с Сахишей здесь для того, чтобы полюбоваться пустыней? На её замечание эльф усмехнулся и немного наклонился вперёд, чтобы не перекрикивать порывы ветра.
    - Возвращаясь к твоим вопросам...
    - Это не мой дракон, - с некоторой иронией в голосе заявил всадник, выдержав многообещающую паузу.
    - Понятия не имею, что может взбрести ему в голову. Ни он, ни его хозяин не отличаются покладистым нравом, - добавил Кирэн, и, кажется, его ничуть не волновал озвученный факт. К тому моменту остальные искатели цветка уже были совсем недалеко, и Элияр постепенно принялся обгонять других ящеров, не собираясь лететь в хвосте группы.  Зверь был явно доволен собой.
    - Тебе родители разве не говорили не летать в пустыню с незнакомыми эльфами? - полушутливо спросил тот самый эльф, как раз когда дракон под ними быстро ушёл под одного из крылатых собратьев, чтобы вскоре возникнуть перед ним, к фырчащему недовольству обогнанного. Вот уж действительно, только дурак отдастся во власть пустыни или буйного дракона, и нужно быть ещё безрассуднее, чтобы ввязаться в это, не имея возможности на дракона повлиять.
    Элияру хотелось поиграть в гонки с ведущими группу ящерами, но надоедливый всадник со своей лисицей отчего-то не захотел лететь в числе первых. Чуть позже, когда все они понемногу начали снижаться, чтобы рассмотреть что-то внизу, Элияр снова огорчился: ну как так, только размяли крылья и уже вниз! Но раз уж им так приспичило... Одним словом, дракон немного поворчал, но на снижение пошёл.

    +1

    8

    Алая луна, воцарившаяся на чернильном небосводе, освещала своим багряным светом бекскрайние пески Мертвой пустыни, и эти виды меня очаровывали своей красотой: вокруг были лишь безжизненные барханы, словно волны в океане, и это совершенно отличалось от гудящего, как пчелиный улей, Инитоса. Я даже на мгновение забыла о своем отчаянном желании заполучить цветок Айрено, растворившись мыслями в открывшейся предо мною красоте пустыни, но неожиданный драконий рык вырвал меня из собственных мыслей.

    Я, ухватившись за седло покрепче, взглянула на летящую впереди нас вереницу драконов: черно-золотой ящер стремительно их нагонял, легко лавируя между невидимыми воздушными потоками. Он, рыкнув, внезапно дернулся вперед, и от этого мое сердце пропустило пару глухих ударов в груди, однако в следующее же мновение к мимолетному ощущению испуга добавилось сильное чувство ужаса, от которого меня бросило в жгучий холод.

    - В смысле... не твой дракон?.. - мой голос дрогнул, словно чьи-то пальцы случайно соскользнули с натянутой струны, а сама я, еще сильнее впившись острыми когтями в седло, обернулась, чтобы посмотреть на сидящего позади эльфа; в моих широко распахнутых глазах можно было легко прочитать плещущийся ужас и страх. - Ты его украл?!

    Перед глазами в ярких красках - последствия моего отчаянного решения, лишенного толики здравого смысла, отправиться на поиски цветка Айрено с незнакомцем: как по возвращению в город вооруженные охотники обступили нас с Кирэном, заключая в плотный круг, и увели под суд и его, и меня, как соучастника этой авантюры.

    - Скажи, что ты его одолжил, а не украл... - с крупицами слепой надежды протянула я, ощущая, как едкий ком отчаяния подступает к горлу.

    Элияр, шумно взмахнув крыльями, резко занырнул под летящего спереди дракона, и я, испуганно вскрикнув, вжала голову в плечи, ощущая глухое биение сердца в собственных ушах. А затем в следующее мгновение черно-золотой дракон также уверенно вынырнул перед носом всадника и его чешуйчатого зверя, оставив их позади собственного хвоста. Я нервно сглотнула скопившуюся во рту слюну.

    - К сожалению, мне такого не говорили, поэтому я сейчас и здесь, - ответила я, желая уколоть едкими словами эльфа-всадника, который будто бы насмехался надо мной и моим желанием найти цветок из легенд, однако в мыслях - пустота.

    Поэтому я лишь сильнее поджала губы, впиваясь пальцами в переднюю луку седла, позволяя всколыхнувшейся тревоге и волнению бушевать внутри собственной души. Ведь я пошла на этот отчаянный шаг ради одного - вечной любви, которую я хотела обрести всем сердцем.

    Неожиданно драконы, летящие впереди всех, начали снижаться, и Элияр, издав недовольное рычание, последовал за ними - нехотя послушался команды Кирэна. Прищурившись, я увидела среди алых барханов небольшое пятно, в котором, словно в зеркале, отражалась багровая луна, а вокруг него - бурная растительность, пробившаяся сквозь пески. "Оазис..." - в мыслях промелькнуло у меня, как неожиданно какой-то зверолюд, летящий с нами рядом, моментально подтвердил это громким окриком.

    Могущественные ящеры медленно спускались с небес на землю, а вместе с ними ловко спешивались и их всадники, что стремительно бросались в заросли; зверолюди, уткнувшись носами в землю, в спешке отодвигали листья и раздвигали ветви кустарников, желая как можно скорее отыскать долгожданный цветок, способный распуститься только при свете алой луны.

    - Мы будем искать тут или полетим еще куда? - осторожно спросила я у Кирэна, ведь Элияр, круживший над небольшим оазисом, еще не успел приземлиться. - Просто здесь так много зверолюдей... Мы можем не успеть найти цветок - его отыщут тут быстрее.

    0

    9

    - В прямом, - прорычал эльф, не слишком-то в своём ответе отличаясь от зверолюдей, в городе которых он и вырос. Встревоженный вопрос лисы был вполне ожидаемым, но какого драконьего навоза ей понадобилось разворачиваться, какой зрительный или какой там ещё контакт ей требовался на драконьем хребте? Прицел большущих перепуганных глаз напротив заставил Кирэна ощутить себя в ужасно неловком положении. И виной тому были вовсе не задетые чувства Сахиши. Нет, мягкость характера - это то, что стоит вытравливать в себе любой ценой, особенно в Мёртвой пустыне. Удивительно, что лисица дожила до этого дня, будучи настолько доверчивой и пугливой одновременно. Чего стоили одни только в ужасе прижатые уши... На которых с этого расстояния можно было пересчитать шерстинки. Отчего-то к горлу подкрался раздражающий ком. А ведь Кирэну казалось, что к присутствию девушки прямо перед ним уже удалось более-менее привыкнуть. Посреди пустынной ночи тепло чужого тела даже можно было назвать уютным.
    - Кхем... Одолжил, да. Если управимся до утра, хозяин ничего и не заметит, - усмешка получилась слишком уж натянутой и нервной. Нет, с этими шутками нужно было заканчивать, а то Сахиша ещё сменит свой нелепый восторг от ночной пустыни на женские слёзы, и что тогда?
    - Да расслабься ты, это дракон моего брата. Что он мне, голову откусит? За ним и не такие должки числятся, - юный эльф одновременно хотел и успокоить свою спутницу, и окончательно закрыть тему. Какое ей вообще дело до чужих разборок, чего она так распереживалась? Да и какой дурак станет появляться с ворованным драконом на глазах у кучи свидетелей, часть из которых в скором времени должна была стать охотниками?
    Хорошо, что вскоре впереди показался оазис, переводя мысли в другое русло. Маневренность Элияра тоже не могла не радовать. В основном желания дракона не совпадали с тем, чего хотели его всадники, но когда им удавалось достичь согласия... такого мощного и искусного в своей стихии зверя было почти жаль использовать для обычного перемещения из точки А в точку Б.
    Зверолюди же, с упоением рыщущие внизу в поисках цветка, вызывали у Кирэна куда меньше воодушевления. Сахиша была права - если Айрено и распустился в пределах этого оазиса, на всех желающих его не хватит. А искали его настолько грубо, что могли бы и затоптать, столкнувшись у одного цветка малой толпой. Уже не говоря о том, что громкое сборище в пустыне - не к добру.
    Кроме Сахиши и Кирэна, в воздухе осталось ещё трое всадников, ровно так же колеблющихся. Двоица на красной виверне вела оживлённый спор, а последний зверолюд изучал взглядом что-то около оазиса. Подлетев чуть ближе, эльф смог рассмотреть, что там должно было располагаться русло речки. К настоящему времени высохшей, и тем не менее, оно давало некоторую надежду.
    Когда в воздух поднялся ещё один всадник, разочаровавшись в оставленном внизу оазисе, остальные встретили его заинтересованными взглядами. Но пёс не выглядел как победитель забега, напротив, он был зол настолько, что от лохматой морды разлетались в стороны брызги слюны.
    - Нет смысла... Варвары пустоголовые, - доносилось между потоками ветра, а для пущей выразительности зверолюд ещё и сплюнул.
    - А вы тут какого драконьего навоза ждёте?! Ну что, попытаем удачу где-нибудь ещё? - пёс обвёл взглядом приблизившихся к нему, явно намереваясь лететь дальше - с ними или без них.
    - С удовольствием, - улыбнулся Кирэн, ощущая, что Элияр рвётся в путь не менее самого озлобленного пса и его питомца. В итоге двое ящеров устроили гонку, направляемую хозяевами вдоль предполагаемого русла реки, тогда как ещё двое драконов лишь усердно пытались не отставать. Ни с чем не сравнимое ощущение свободы понемногу начинало усыплять бдительность эльфа. В конце концов, он уже и не помнил, когда в последний раз занимался подобными глупостями. И к тому моменту, когда впереди снова замаячило что-то, отличающееся от немых песков, Элияр успел вырваться вперед сильнее, чем следовало бы, а его подуставший соперник позволял расстоянию между ними увеличиваться больше и больше.

    +1

    10

    Слова всадника-эльфа о том, что черно-золотистый ящер по праву принадлежал его брату, а сам Кирэн просто одолжил у него Элияра, меня немного успокоили, но также и удивили: в Инитосе, городе построенного под палящими лучами солнца, жили еще эльфы? «А я об этом даже не знала…» — от беглой мысли, что яркой искрой зажглась в моем сознании, в груди надсадно заныло сердце, а губы едва заметно дрогнули; во взгляде, устремленном в чернильное полотно ночи, промелькнула горькая грусть.

    Когда ты болтаешься, как какой-то жалкий мусор в канализационных стоках, на самом дне иерархии общества, то весь мир в одночасье сужается до одного лишь дома и двора, где ты с раннего утра до позднего вечера вынужден работать не покладая рук, покорно выполняя все поручения господ. Больше — ничего, ничего не видишь, не знаешь. А когда вырываешься из этой ржавой клетки, то мир, будто бы податливая глина, преображается в одночасье. И это была жизнь прислужливого. Моя… «жизнь». На душе свинцовой пылью легло гнетущее чувство грусти.

    На долю секунды, всего лишь на краткий миг в душе заворочалось сомнение, а точно ли я должна быть здесь, среди живых и свободных зверолюдей, а не в особняке Жендер перестирывать простыни да штопать прохудившуюся одежду? Однако это мысли тотчас развеялись, словно дурное наваждение, стоило мне услышать раздраженный рык зверолюда-пса, за которым последовало предложение отправиться на поиски лунного цветка дальше этих стоптанных лугов. И, кажется, черно-золотой дракон будто бы был того же мнения, что и мы: издав гортанное рычание, Элияр резко дернулся в сторону — рвался дальше в полет, совершенно позабыв о всадниках на своей спине. От этого я испуганно вцепилась в седло, стараясь удержаться на хребте магического ящера и не сорваться вниз. Я почувствовала, как сердце в панике забилось под ребрами, а на загривке шерсть начала топорщиться острыми иглами. Но, счастью, зверь вскоре успокоился, получил желаемое — вновь широко расправил крылья и стремительно заскользил по воздушной глади, ведомый Кирэном куда-то вглубь Мертвой пустыни.

    Холодный ветер остервенело трепал мою шерсть и одежду, словно желая разорвать ее на мелкие клочья. Из прищуренных глаз скатывались и растворялись в густом мехе слёзы. Быстро. Я сглотнула слюну, ещё сильнее впилась когтями в луку седла. Элияр летел слишком быстро, из-за чего я, сжавшись как испуганный котенок, в немых мольбах к предкам отсчитывала отсчитывала секунды до его приземления. Понять, где мы находились, было сложно: алые пески барханов и чернильное небо сливались воедино, а рядом, по бокам от дракона, мутными пятнами мелькали другие всадники, которые и вовсе вскоре остались где-то позади.

    Вскоре магический зверь постепенно начал замедляться, не то слушаясь приказа Кирэна, не то просто желая подразнить отстающих от него драконов и всадников. Однако это позволило мне на мгновение приоткрыть глаза и увидеть, как вдалеке, в объятиях русла иссушенной реки, промелькнуло темное пятно, посреди которого отражалась, как в кристально чистом зеркале, алая луна… Сердце тотчас шумно забилось в груди, а уши слегка приподнялись. «Оазис?» — мгновенно промелькнуло в мыслях, и я невольно поджала губы, стараясь сдержать нахлынувшее на меня воодушевление.

    — Здесь нам должна улыбнуться удача, — будто бы сама себе произнесла я рычащим полушепотом, а после слегка обернулась назад и вперилась решительным взглядом в эльфа. — Цветок Айрено просто обязан тут распуститься! Кирэн, давай вниз!

    Позади нас — другие всадники, также желающие отыскать цветок из легенд и оттого гонящие своих драконов изо всех сил вперед. Дожидаться их — то же самое, что и добровольно позволить им насладиться вечной любовью, в то время как сами остались бы ни с чем… Поэтому я искренне надеялась, что мой спутник не захочет отдавать цветок Айрено другим и как можно скорее прикажет Элияру опуститься вниз.

    Отредактировано Сахиша Шер (30.12.2023 23:40:53)

    +1

    11

    Уходить в отрыв от зверолюдей Кирэн изначально не собирался, но устоять перед соблазном адреналина, который дарил быстрый полёт, не смог. Элияр наконец-то был в своей стихии: его мощные крылья рассекали воздух так, будто это не стоило дракону совершенно никаких усилий. Когда снова пришло время замедляться, ящер недовольно рыкнул, но скорость таки сбавил, наматывая круги над оазисом и давая двуногим небольшую передышку от сбивающих дыхание порывов ветра. Сахиша снова обернулась, поднимая в душе своего спутника ещё одну волну недовольства. Чего ей не сидится на месте, было же хорошо и славно?
    Того, как лисица уже долго сжималась от страха, словно желая сосредоточить свой вес в одну точку, эльф и не заметил: девушка была напряжённой с самого начала, а ему нужно было в первую очередь совладать со скоростным зверем, а потом уже всё остальное. Было даже удобнее: в противном случае уши Сахиши отчасти заслоняли обзор, ведь Кирэн был лишь немногим выше зверолюдки. Сейчас же их взгляды встретились; глаза обоих лихорадочно блестели от ветра. Нарастающий азарт Сахиши немногим уступал его собственному, и всё же юноша хотел ещё осмотреться с воздуха, подождать остальных, возможно, ответить ей что-то колкое, чтобы неповадно было вертеться...
    Но Элияр, в жилах которого всё ещё бурлило сладкое ощущение полёта наперегонки, услышал приказ девушки. И дракон бросился вниз, не дожидаясь команды от своего второго всадника. Настолько стремительно, что даже сам Кирэн испугался, сжимая поводья до побеления костяшек пальцев. По мере возможности он придерживал Сахишу, обняв её настолько, насколько это было возможно с занятыми руками. Предпринимать что-то, пытаться вразумить дракона времени не было. Элияр почти полностью сложил крылья, не то летя, не то падая вниз. Но всё закончилось так же быстро, как и началось: перед самым песком ящер оживился и рванул обратно вверх, исполняя некое подобие петли.
    Естественно. Его настоящий хозяин находил щекочущее нервы удовольствие в гонках, воспитывая дракона под стать своим задачам. Подниматься высоко Элияр не стал и вскоре, получив соответственную команду от еле живого эльфа, уже спокойно и плавно пошёл на снижение. Когда лапы ящера коснулись песка, Кирэн наконец смог выдохнуть с облегчением. Казалось, с момента, когда он радовался скорости этой бестии, прошла целая вечность. Отцепив неколько креплений, юноша спрыгнул на холодный песок и повернулся обратно к Элияру и Сахише, чтобы помочь последней спуститься.
    - Ты в порядке? - на одном выдохе выдавил из себя эльф, протягивая руки к лисице. Пришлось её почти что снять с ящера, но оба двуногие отделались обычным перепугом, не более того. 
    И это было совершенно неважно. Единственное, что имело значение, - цветок. Что, если он совсем рядом? Кирэн окинул взглядом небогатую растительность, плотным кольцом жмущуюся к озёрной глади. Она разительно отличалась от густых зарослей, которыми продиралась предыдущая группа искателей. Самой высокой точкой пейзажа была парочка пальмообразных деревьев, чьи ветви склонились над водой. Росли здесь и травы, и кусты причудливых форм и оттенков, но на противоположном от деревьев берегу полоса растений сужалась до ширины нескольких шагов. И именно рядом с ней приземлился Элияр. Возможно, под наносами песка вокруг находилось ещё что-то живое, но цветок Айрено - вряд ли.
    Тем временем очертания всадников в небе становились больше и больше по мере приближения. В компании ещё четверых зверолюдей на столь малой площади быстро будет нечего делать. Если только кто-то из них не обнаружит заветный цветок...
    - Хочешь разделиться или пойти со мной? - спросил Кирэн у Сахиши, всё ещё смотря на растения и обстановку вокруг, а не на лисицу. Откладывать поиски до появления остальных он не хотел, но лучше уяснить детали на берегу, чем выслушивать женские претензии в случае, если зверолюдке что-нибудь не понравится.
    Элияр наблюдал за двуногими, расслабленно развалившись на песке. У этого дракона вполне хватило бы сил, чтобы продолжать свой увлекательный полёт, но раз уж выпала возможность поберечь силы в положении полулёжа, перетаптываться на месте без дела ящер не собирался.

    +1

    12

    Моё воодушевление, расцветшему в душе подобно пышному цветку, едва ли не мгновенно сошло на нет: Элияр, видимо, услышав в моей речи знакомые слова, тотчас сложил огромные перепончатые крылья и грузным камнем бросился вниз, к поросшему скудной зеленью оазису. По всему телу — свинцовое онемение, вынуждающее меня изо всех сил держаться за седло, глубоко впиваясь когтями в мягкую кожу. Холодный ночной ветер пустыни мгновенно засвистел в ушах, а из прищуренных глаз вновь приступили крупные жемчужины слез. От этого сердце, ещё мгновением ранее бьющееся от нахлынувшей радости в груди, остановилось — замерло от ужаса, а рвущийся наружу крик огромным комом застыл в горле.

    Вскоре перед глазами, совсем близко, — золотой песок, и в отчаявшемся разуме тотчас пронеслась отчаянная мысль: «Пусть поскорей бы приземлился!» Однако чешуйчатый зверь, словно желая проверить нас с Кирэном на твердость духа, буквально в паре сантиметров от долгожданной земли стремительно взмыл в воздух, закручиваясь в нём подобно пружине, а затем — снова стремительно вниз, но уже медленнее, плавнее. И вскоре — мягкое касание песка. Элияр шумно фыркнул.

    За эти секунды, пронесшиеся перед глазами, я успела взмолиться всем богам и предкам, отчаянно прося у них прощение за свое решение отправиться искать цветок Айрено… И даже тогда, когда черно-золотой дракос приземлился возле небольшого оазиса, я не решалась пошевелиться — изо всех сил продолжала держаться за седло. Кажется, от парализующего страха я даже забыла, как дышать. Из оцепенения меня лишь вывел голос эльфа. Взгляд упал на протянутую им руку.

    — Сейчас да, в порядке… — с трудом произнесла я дрожащим голосом, аккуратно принимая помощь, и попробовала слезть с драконьей спины; в ногах, лишенных силы, — крупная дрожь. — А он у тебя весьма резвый. Или не у тебя…

    Едва мои ноги, обмотанные плотными лоскутами ткани, ступили на мягкий пустынный песок, я шумно выдохнула и обернулась, рассматривая прищуривающуюся морду дракона. По всему телу мгновенно прошлась пьянящая волна слабости.

    — Прости, я случайно попортила тебе седло, — едва слышно пролепетала я, уставившись растерянным взглядом на Элияра, однако в следующее мгновение меня от кончиков ушей до пальцев ног обдало невидимым жаром — осознала, что не отпустила ещё руку эльфа, поэтому, сильно смутившись, тотчас убрала свою. — Я не специально, просто… было страшно. Немного.

    Ужас, что ржавыми цепями сковал моё тело, начал постепенно отступать, неохотно, неспешно, но даже так я вскоре смогла обратить внимание на раскрывшийся передо мной пейзаж: две одиноких пальмы, грустно склонившись над водной гладью, возвышались над остальной растительностью, кустарниками и травами, чьи корни жадно впитывали в себя влагу; однако вокруг не было ни одного цветка, что тянулся бы изо всех сил к багряной луне. Уши невольно прижались к голове, а хвост едва заметно дрогнул.

    — Лучше разделиться, — я повернулась к рядом стоящему эльфу. — Так у нас больше шансов, что мы быстрее найдем цветок Айрено, чем… они, — мой взгляд невольно скользнул за спину Кирэна, прошелся по чернильно-черному небу, где среди тусклых звезд и алой луны дрожали разноцветные точки — другие всадники, мчащиеся во всю драконью прыть к оазису, а после указала рукой в сторону одной кривой пальмы. — Я могу пойти туда, а ты можешь пойти в обратную сторону. Или наоборот.

    +1

    13

    - Немного? Да я сам чуть душу предкам не отдал, - расхохотался эльф, сбрасывая напряжение, которое успело накопиться за время драконьего финта. Кирэн держался в седле вполне уверено, но следовало признать, что гоночный зверь смог изумить и его тоже. Как и оценить храбрость лисицы, не ставшей ни верещать от ужаса, ни плакать, оказавшись на песке. Да, Сахиша вся дрожала и выглядела перепуганно, но утешать её не пришлось, если только не считать утешением затянувшееся прикосновение рук, которое начинало обжигать подобно раскалённому солнцу пустыни. Нет, девчонка держалась молодцом, и отчасти поэтому Кирэн не стал ругаться из-за подпорченного седла, с плачевной судьбой которого ему пришлось смириться в первые же минуты совместного полёта. Ведь уже тогда когти зверолюдки сомкнулись на несчастном предмете экипировки, но что ещё ей оставалось делать?
    - Разделиться. Хорошо. Тогда обойдём озеро с двух сторон и встретимся у пальм. Если что пойдёт не так - кричи, - последние слова прозвучали полушутливо и эльф одарил лисицу своей привычной ироничной улыбкой, прежде чем с той же иронией отсалютовать и пойти в противоположном от неё направлении.
    Поначалу скудная растительность просматривалась легко, позволяя передвигаться без особых трудностей. Но с каждым шагом полоса полусухих трав расширялась и крепла, переходя в кустарники, чьи колючие ветви поднимались выше и выше. Кактусы охотно делились своими иглами, едва видимыми при свете луны, и в какой-то миг Кирэн остановился, чтобы выдрать из ноги очередное острое безобразие. Его поразила тишина, привалившая оазис словно гробовой доской. Другие всадники давно должны были приземлиться и присоединиться к поискам, так где же они? Запрокинув голову и присмотревшись к ночному небу, эльф увидел, что драконы всё ещё там, вот только их силуэты вовсе не приближались.
    Осознание было ледяным, точно как разбушевавшийся ночной ветер. Всадники улетали. Они с Сахишей и Элияром остались наедине, и это было явно не то уединение, к которому следовало стремиться. Пустыня непредсказуема, ждать от неё поблажек - гиблое дело. И почему только зверолюди решили их оставить?
    Решение напрашивалось лишь одно. Следовало возвращаться, как бы душа не противилась такому повороту судьбы. Оставить свою безумную затею, быть может, попробовать в другой раз, но не искушать пустыню в одиночку. Борясь с неописуемой досадой, Кирэн снова осмотрелся, прикидывая, что будет быстрее: дойти до Сахиши и вместе с ней вернуться к Элияру или наоборот, подобрать лисицу уже с воздуха. По-хорошему, дракона можно было и призвать, но к какому сигналу его приучил хозяин, брат этого хозяина вспомнить не мог, а ответом на обычный свист стала всё та же глухая тишина. Она уже начинала натягивать нервы словно дешёвые струны, готовые вот-вот порваться. Кирэн развернулся, решив, что по воздуху будет всё же удобнее, чем двигаться в гущу местной растительности, а потом преодолевать кустарники ещё раз вместе с Сахишей. Несомненно, лисица тоже не оценит изменение плана...
    Вот только не успел он ступить и нескольких шагов, как с той стороны, где предположительно должна была находиться девушка, послышался резкий крик. И что-то ещё, похожее на едва слышный рык, но не драконий. Где ж этот Элияр, когда он так нужен?
    Вопреки здравому смыслу эльф бросился на звук так быстро, как только мог, сминая и ломая колючие ветки на своём пути, цепляясь за них подолом плаща и проклиная каждое растение по отдельности. Ведь то было всё ещё недостаточно быстро; не так, как того требовала ситуация.

    Отредактировано Кирэн Эс`Лаймир (06.03.2024 13:55:07)

    +1

    14

    К моему счастью, Кирэн довольно легко поддержал мое решение о том, что нам стоит разделиться. Никому из нас не хотелось отдавать заветный цветок Айрено в лапы другим зверолюдям, что с каждым взмахом крыльев драконов становились все ближе и ближе. Мой взгляд вновь упал куда-то за спину эльфа, на ночное небо, где среди россыпи ярких звезд и багровой луны дрожали мелкие цветные пятна - другие всадники.

    - Хорошо, договорились, - ответила я, позволив нервной улыбке проявиться на моем лице - все еще ощущала, как мелкая нервная дрожь продолжала разливаться по всему телу, а колючая шерсть на загривке топорщилась.

    И мы разошлись по разным сторонам.

    Лапы, обмотанные грубыми лоскутами, неприятно увязали в мягком песке пустыни, однако когда под ними оказалась твердая земля, мой шаг стал более уверенным и твердым. Только вот чтобы добраться до густой растительности, среди которой мог затаиться заветный цветок, нужно было миновать низкую колючую поросль, отчаянно желающую выжить под испепеляющими лучами солнца. Длинный подол накидки, защищающей от сильного ветра и колючего песка, без конца цеплялся за кривые ветки кустарников и крохотных кактусов, из-за чего приходилось постоянно останавливаться и выдергивать ткань из цепкой хватки растений. Я вновь посмотрела на небо, разглядывая приближающихся всадников, что были уже совсем близко. В груди - едкое чувство, от которого сердце неприятно защемило. Уши сами прижались к голове.

    Нужно было торопиться.

    Я, ухватившись когтистыми пальцами за грубую ткань накидки, приподняла ее и ускорила шаг, чуть ли не переходя на легкий бег. Вскоре под лапами - не колючки и жухлые растения, а густая и мягкая трава, среди которой обязательно должен был расцвести лунный цветок из легенд. От этих мыслей, прошедшихся по мне приятной теплой волной, сердце шумно забилось в груди. Я, поддавшись пьянящему воодушевлению, тотчас принялась за поиски: высматривала среди густых зарослей травы раскрывшийся кроваво-алый бутон, заглядывала под широкие листья растений и осторожно раздвигала ветви кустарников, надеясь как можно быстрее обнаружить цветок Айрено.

    Все мое внимание - только на поиски растения из легенд. Я топталась на небольшом клочке, ни на что не обращая внимания и совершенно позабыв о других зверолюдях, что должны были уже прилететь к оазису. И только тогда, когда моих ушей коснулось утробное рычание, я мгновенно замерла, затаив дыхание. Сердце, пропустив пару ударов, замедлило свой ход, а по коже прошлись ледяные мурашки, поднимая шерсть дыбом. Я, плотно прижав уши к голове, с ужасом подняла свой взгляд на тройку голодных зверей, что, обнажая пожелтевшие клыки, медленно обступали меня со всех сторон.

    Леденящий душу ужас тотчас сковал меня неводимыми цепями, а изо рта вырвалось рваное дыхание. В груди отчаянно забилось сердце, разливая по телу горячую кровь. В горле - колючий ком, мешающий говорить, кричать, дышать... Я, широко раскрыв глаза, внимательно следила за зверьми и хотела было отступить назад, попробовать убежать от голодных хищников пустыни, из пасти которых текла вязкая слюна, но стоило только мне сделать неуверенный шаг, как один из них тотчас бросился на меня.

    Мгновение, и я, поддавшись истязающему страху и ужасу, побежала изо всех сил обратно к Элияру, к Кирэну, к обратной стороне небольшого оазиса. За спиной - голодное звериное рычание. Легкие тотчас вспыхнули невидимым огнем. Я не чувствовала ног, не чувствовала слабости, только отчаянное желание спастись и... выжить.

    - Кирэ-э-эн! - прокричала я изо всех сил, и имя эльфа гулким эхом разнеслось по всеми оазису и растворилось в бескрайних песках Мертвой пустыни.

    +1

    15

    Бежать навстречу опасности - сущее безумие. Скажи кто утром, что Кирэн поступит именно так, он бы лишь посмеялся над столь отважным предположением. Но сейчас, под холодными лучами кроваво-алой луны, его тело словно объявило войну трезвому рассудку. К моменту, когда в голове промелькнула хотя бы одна здравая мысль, ноги успели унести эльфа вглубь небольшого оазиса. Полное осознание собственной глупости пришло ещё позже. Быть может, его принёс с собой первый отчётливый волчий рык, прозвучавший достаточно близко, чтобы не утонуть в шуме спешных шагов? Или же оно открылось вместе с видом мчащейся в ужасе Сахиши? Лисы вполне хватило бы, чтобы ненадолго занять зверей и дать Кирэну шанс добраться до дракона. Он мог улететь с миром, даже не оглянувшись. Он мог сочинить историю для друзей несчастной девушки, красивую, трогательную историю о беспощадности злого рока, настигшего её нежданно и негаданно. Возможно, это бросило бы на него некоторую тень, но не такую, из-за которой стоило рисковать собственной жизнью. И спать спокойно после такого исхода поисков цветка он бы тоже мог. Мог, но, повинуясь всколыхнувшемуся внутри юношескому безрассудству, Кирэн попросту отказался отдавать Сахишу дикой пустыне.
    Вместо того, чтобы развернуться, увидев зверолюдку и троицу преследующих её зверей, эльф бросился им наперерез, сжимая в руке изогнутый кинжал - единственное оружие, с которым он не расставался и которое оказалось при нём. Время будто ускорилось, разбиваясь на фрагменты, сменяющие друг друга со стремительностью, которая вынуждала принимать молниеносные решения. Первым из них было атаковать ближайшего к Сахише пустынного волка. И его можно было бы назвать удачным: подгоняемое голодом животное сосредоточилось на своей цели, никак не ожидая нападения сбоку. Убить его оказалось не сложнее, чем заколоть поросёнка в хлеву.
    Вот только зверь был не один. За ним следовало ещё двое таких же, даже чуть более крупных особей. Одна из них, бегущая левее, продолжила свой путь, словно ничего и не произошло. А вот вторая нашла себе новую цель, находящуюся ближе, доступнее. Кирэн ещё не успел вытащить свой клинок из туши одного волка, как другой мощным прыжком преодолел разделявшее их расстояние и навалился сверху. Горячее дыхание зверя, вонь шерсти обоих, победоносный рык, - всё это померкло, стоило волку вцепиться когтями в спину эльфа. Теперь уже рычали оба, и пока юноша порывался высвободиться, зверь времени не терял. Кирэн таки сбросил его с себя, но не раньше, чем острые зубы сомкнулись на предплечье, прокусывая ткани одежды и не только, стремясь хоть что-то да оторвать от столь манящей плоти.
    - ЭЛИЯР! - в этот раз крик сложился в слово, подобно боевому кличу сопровождая удары кинжалом. Отправить зверя вслед за его сородичем удалось далеко не сразу, напротив, он всё ещё считал себя нападающим, явившимся на поздний ужин, и никакая острая железка в руке двуногого не могла убедить волка в обратном. Зверь был готов снова и снова бросаться на эльфа, пуская в ход и лапы, и зубы, и весь свой вес. Ровно до тех пор, когда один из ударов Кирэна стал для него последним, и волк лишь захрипел, не в силах больше рычать из-за крови в глотке.
    В этой схватке не было ничего возвышенного и благородного. Лишь суровая борьба за выживание, борьба между двумя упрямцами, из которой эльф вышел победителем, но победителем изодранным, покусанным и разукрашенным как волчьей, так и своей кровью. А Сахиша, с которой всё начиналось... Её Кирэн больше не видел. Встав над двумя тушами, он мог лишь сделать предположение, куда именно погнал лисицу третий из волков, и снова двинуться на звук, как и впервые.
    Вот только спустя несколько шагов Кирэн услышал что-то не только впереди, но и позади себя. Ведь именно с той стороны к оазису приближались волки, чья численность вовсе не ограничивалась троицей бегущих впереди стаи.

    +1


    Вы здесь » МиорЛайн » Воспоминания о прошлом » Легенда о цветке Айрено